— Мы могли бы перестать раздавать еду каждому бездомному, который приходит через заднюю дверь, — предложила Эмили.

— Ни в коем случае, — ответила Бет, качая головой. — эти люди и так уже достаточно настрадались, и мы не отнимем у них единственную настоящую еду, к которой они имеют доступ.

— Окей. Как ты думаешь, Кэндис согласится подписать кредит? — Спросила Эмили, поигрывая этикеткой на бутылке.

— Я не уверена, — сказала Бет, потягивая свой напиток. — Она никогда не хотела иметь ничего общего со "Стирлинг". Ты же помнишь, какой она была, когда работала здесь.

— Итак, — сказала Эмили, казалось, последние силы покинули ее тело. — Это значит "нет".

— Если все пойдет так, как она задумала, может быть, она проявит великодушие и поможет нам, — пожала плечами Бет. — Я думаю, нам просто нужно посмотреть, как она справится с этим парнем Хоторном.

— Вы можете называть меня Дэвис, если хотите, — раздался низкий голос позади них. Обе женщины чуть не свалились со своих стульев, услышав голос незваного гостя.

— Простите, дамы, — рассмеялся мужчина, поднимая руки в успокаивающем жесте. — Я не хотел вас пугать. Дверь была не заперта, и я вошел.

Поняв, кто этот человек, Бет почувствовала, как ее сердце замедлило свой ритм.

— Могу я вам чем-нибудь помочь, Мистер Хоторн? — спросила она с дрожью в голосе.

— Зовите меня Дэвис, пожалуйста, — ответил он, проходя дальше в комнату. — Я не хотел напугать. Я добрался до машины и не смог найти свой шарф, тогда я подумал, что, возможно, оставил его здесь. Свет был включен, поэтому я попробовал открыть дверь, и вуаля, я здесь.

Бет и Эмили переглянулись.

— А нельзя было подождать до завтра? — Спросила Бет, оглядываясь на Дэвиса.

На загорелом лице мужчины медленно расплылась ухмылка, обнажив блестящие белые зубы.

— Так уже завтра, — рассмеялся Дэвис, взглянув на часы. — Точнее, два часа ночи.

Не в силах сдержаться, Бет улыбнулась в ответ.

— Ну вот, — сказала она, усмехнувшись, — вы меня поймали.

— ЭМ, — сказала она, повернувшись к подруге, — не могла бы ты проверить стол, за которым они сидели, и посмотреть, нет ли там шарфа этого джентльмена.

Эмили перевела взгляд с Дэвиса на Бет и пожала плечами.

— Да, конечно, — она пожала плечами, задвигая стул под стол.

— Спасибо, дорогая, — крикнула ей вслед Бет, снова усаживаясь в кресло.

Нарушив неловкое молчание, Дэвис указал на бумаги, лежащие перед Бет.

— Вы хотите что-то переделать? — спросил он.

— Э… Да, — сказала Бет, собирая бумаги, которые они с Эмили разложили.

— Если вам нужна помощь с подрядчиками или поставщиками, я знаю здесь несколько хороших. Моя компания только что построила несколько новых зданий здесь, в районе залива, и в Окленде, — предложил Дэвис, доставая бумажник и кладя перед ней визитную карточку.

— Позвоните мне, — сказал он, убирая бумажник.

— Спасибо, — ответила Бет, но ее прервал громкий стук в кухонную дверь.

— Извините, — сказала она, взглянув на часы, — это, наверное, Тони.

— Кто такой Тони? — Спросил Дэвис, следуя за ней на кухню.

— Он один из наших постоянных клиентов, — ответила Бет, открывая дверцу из нержавеющей стали и вытаскивая пенопластовую коробку.

— Постоянный? — спросил он, слегка смутившись. — Если он постоянный клиент, то почему подходит к задней двери?

Бет не ответила, только отодвинула засов и открыла дверь в темную дождливую ночь. Снаружи, на служебной стоянке, стоял потрепанный бездомный человек с щербатой улыбкой на лице.

— Привет, Тони, — сказала Бет с улыбкой, передавая ему контейнер с едой. — Как твои дела?

— Идет дождь, — ответил Тони, с благодарностью принимая предложенную коробку. — в остальном день был вполне приличный.

— Подожди секунду, — сказала Бет, протягивая руку мужчине, когда он повернулся, чтобы уйти. — Я сейчас вернусь.

— Простите, — извинилась она, наткнувшись на Дэвиса, который стоял слишком близко позади нее.

Проскользнув мимо него, она прошла через кухню, схватив пенопластовую стакан. Она наполнила его кофе, сухими сливками и несколькими ложками сахара, прежде чем накрыть крышкой и вернуться к двери.

— Вот, держи, Тони, — сказала она, протягивая ему напиток.

— Спасибо, милая, — сказал Тони, благоговейно принимая стакан. — Ты просто ангел.

— Пусть хоть это тебя немного согреет. — Ответила Бет, помахав на прощание мужчине, прежде чем закрыть дверь.

— И часто вы так делаете? — Спросил Дэвис, удивленно глядя на Бет.

— Даю еду Тони? — спросила она, задвигая засов. — Он бывает здесь примерно два раза в неделю. Иногда чаще в зависимости от погоды.

— Вы кормите только его? — спросил он с искренним любопытством.

— У нас около двадцати бездомных, которые время от времени заглядывают сюда, — сказала она, жестом приглашая Дэвиса вернуться в зал.

— Вы можете позволить себе кормить их? — спросил он, все еще заинтересованный.

— Не совсем, — призналась она не только ему, но и себе. — В основном это остатки. Если я не отдам их им, они просто достанут это из мусора и съедят. Я бы предпочла, чтобы они получали еду чистой, свежей и безопасной для здоровья.

— Еда может быть и чистая, — усмехнулся он, — но руки у них определенно не чистые.

— Это не их вина, — оправдывалась Бет. — я всегда добавляю в каждую коробку влажные салфетки для рук. Судя по тому, что они мне рассказывают, большинство из них это ценят.

Дэвис обернулся и посмотрел на нее. Он видел, что расстроил ее своими словами.

— Извини, — сказал Дэвис, потянувшись к ней, но отдернул руку, когда она отошла. — Я не подумал, прежде чем заговорить.

— Что ж, — вздохнула Бет, возвращаясь к оставленному столику, — думаю, с вашими деньгами вы можешь себе это позволить.

— Я там ничего не нашла, — сказала Эмили, возвращаясь обратно и прерывая неловкий разговор. — Вы уверены, что оставили его здесь?

С легкой, печальной улыбкой, расплывшейся по его лицу, Дэвис пошарил в карманах пальто и чудесным образом извлек свой пропавший шарф.

— А вот и он, — сказал он с неубедительным удивлением. — Извините, что побеспокоил вас обоих. Спокойной ночи, дамы.

Он повернулся и вышел в дождливую ночь Сан-Франциско.

Бет и Эмили постояли несколько секунд, затем повернулись и посмотрели друг на друга.

— Мне кажется, — сказала Эмили, — или он сделал это нарочно?

— Думаю, ты права. Мне кажется, он специально вернулся, — ответила Бет. — Но я слишком устала, чтобы думать "почему" он это сделал.

Глава 3

За две недели, прошедшие после званого ужина, у Бет не было времени подумать о Кэндис и ее спутниках. Жизнь вернулась к своему лихорадочному ритму управления рестораном, пытаясь понять, как держать голову над водой и позволить себе обновленную технику.

Она знала, что с новыми приборами она могла бы увеличить производительность своей кухни и сократить расходы на ремонтников, но когда суммы были написаны рядом с приходящими счетами, она не видела способа найти деньги.

С самого детства Бет Стирлинг мечтала стать шеф-поваром. Она никогда не хотела быть принцессой или балериной, все, что она когда-либо хотела делать, это готовить. В детстве они с Кэндис постоянно находились в "Стирлинг". Бет обычно была на кухне с отцом, а Кэндис-в офисе с мамой.

Когда девочки подросли, Кэндис поступила на факультет по управлению капиталом и маркетингу, в то время как Бет чувствовала себя в ресторане, как дома с кухонным полотенцем на плече.

Когда Кэндис было 19 лет, а Бет 17, их мать умерла, оставив Кэндис управлять рестораном. В то время казалось логичным, что она должна продолжать учиться в колледже и получить диплом бизнесмена, в то время как Бет откажется от школы кулинарного искусства и продолжит работать в ресторане с их отцом, пока Кэндис не закончит институт.

Проблема заключалась в том, что после того, как Кэндис получила степень бакалавра, ей предложили стипендию в юридической школе. Решив, что это прекрасная возможность, отец уговорил ее поехать, и Бет осталась, отложив учебу еще на два года.