Наталья ПАТРАЦКАЯ

Граф Нефт

Граф в работе

Илья Львович предположил, что буфетчица снотворное вводила сквозь пробки шприцем в бутылки, значит, оно должно было полностью растворяться. Воды за бортом целое море, но с собой у них не было посуды. Поэтому до поворота они не доплыли и повернули к пансионату, чтобы попробовать вещество на растворимость в лабораторных условиях.

Публика на пляже к прибывшей лодке не подходила. Люди поняли, что дело серьезное, и в свидетели никто не спешил попасть. Паша помог собрать вещи певицы, донести их до комнаты охранников. Юра шел с девушками. Взяв руку Аллы, он просто сказал:

— Прости меня, Алла, я тебя теперь понимаю.

— Ох, Юра! Мне горько все вспоминать, боюсь я вспоминать!

— Молодцы, что помирились! Я вас оставлю одних. У меня дела, — сказала Лиана и ушла от них быстрым шагом.

Лиана шла, шла и вдруг поняла, что идет к башне на другой конец Абрикосовки. Смутно в ее голове осталась в памяти драка на паруснике и странная шутка смотрителя про таксу, за которую якобы дрались на яхте два мужика. Но драка была настоящая, так ей показалось. У башни на ступеньках сидел смотритель. Лиана присела рядом.

— Девушка, ты зачем сюда пришла?

— Я художница. Мне здесь понравился морской пейзаж.

— Рисуй, девушка, рисуй. За осмотр моря с крыльца денег не берем.

— А почему белой яхты не видно? Я хотела нарисовать ее!

— Чего захотела: парусник ей подавай! Уплыл парусник по делам — по волнам, нынче здесь — завтра там. Ты бы мне новости рассказала, что в поселке делается, а то со мной здесь и поговорить некому.

— Новости? Украли белокурую певицу из пансионата.

— Что ты говоришь? А здесь тихо. Певицы не поют. А знаешь, ведь ночью я слышал на море пение! Правда, слышал! Да так звонко женщина пела, что я еще подумал, что ли теплоход идет, а на нем музыку крутят. Но пение быстро оборвалось. Яхта проплывала в это время. Я видел знакомый парус, и этих мужиков на яхте я хорошо знаю. Они с меня контрибуцию собирают за то, что я на башню пускаю зрителей. А вы подумали, что я им за драку на воде заплатил? Чушь, они — шапка, а, нет, они — крыша.

— Ладно, о них мне знать ни к чему, мне бы изгиб волн запомнить, а потом рисовать их целый год, — решила Лиана из-за безопасности сменить тему. Что-то подсказывало ей, что Аллу и певицу увезли одни и те же люди.

— Спасибо, я пойду карандашные наброски рисовать, а если не получится, вернусь. Здесь у вас море красивое.

— Приходи, девушка, и новости приноси.

Лиана достала телефон и позвонила Илье Львовичу:

— Илья Львович, я на башне смотрителя. Он ночью слышал женское пение!

— Лиана, ты рискуешь. Одна ходила на маяк?

— Да, одна. Юра остался с Аллой. Знаешь, здесь бывает странная белая яхта. Вероятно, певицу Викторию на ней увезли, а Аллу увозили к Графу Нефту на моторной лодке. Это разные люди или одни — я еще не поняла.

— Лиана, беги к поселку, у тебя много информации. Слежки нет?

— Нет! Но я пойду быстрее до людных мест.

— Я иду к тебе навстречу.

Лиана встретила Илью у скамейки под каштаном, где некогда сидели Алла с Юрой. Они сели на скамейку.

— Лиана, говори все, что знаешь про яхту у башни.

— Люди с нее собирают дань со смотрителя и еще с кого-нибудь. Смотритель ночью слышал пение женщины. Звонко пела. Сейчас яхты у башни нет, это ее место стоянки, она у буйка обычно стоит.

— Вот оно! Значит, и певицу Викторию они взяли на лодку, а потом пересадили на яхту. Этим и объясняется, что вещи ее выбросили из лодки, а дальше следы теряются. Лиана, тебе бы со мной работать! Ты Графа Нефта видела? — спросил он.

Сзади Лиане кто-то зажал рот.

— Паша, ты откуда здесь? — повернул голову Илья Львович.

— Ищу свою любовь, а она тут сидит с сыщиком на отдыхе.

— Встретились случайно, вот и сидим, — миролюбиво сказал детектив.

— Так я и поверил. Илья Львович, ты мне смотри, Лиану я тебе не отдам.

У Лианы мелькнула мысль: откуда у Паши и Юры есть деньги? На кого они еще работают, кроме работы? Не верила она, что в фирмах много платят.

— Паша, наша встреча абсолютно случайна. Я ходила на рынок, чтобы посмотреть себе новые вещи за твой счет, — сказала она смиренно.

— Ну, и нашла? Купила? — недовольно пробасил он.

— Нет, у столовой пансионата выбор одежды лучше. Давайте разойдемся.

— А с тобой сидел и не спешил, — упрекнул Паша.

— До свиданья, Илья Львович. Идем, Паша, обед.

— Ладно, поверю на первый раз, — недовольно пробурчал Паша.

Паша и Лиана пошли в сторону пансионата.

Илья Львович подумал, что Лиана — умная девушка и с ней надо будет еще поговорить, но для этого Павла надо будет где-нибудь задержать. Мысли о яхте он получил хорошие, надо посмотреть, на кого яхта зарегистрирована. Детектив медленно пошел в управление речного пароходства.

Владельцем яхты оказался некий Павлинов Иван Сергеевич. Скорее всего, он и был Графом Нефтом. Ясно, что певицу Викторию надо искать во дворце Павлина, но как туда проникнуть? Или на репетицию он ее отпустит? Тогда почему вещи Виктории Львовны выбросили за борт, а она сама была доставлена на яхту? Это Илья Львович знал из рассказа Лианы. А если предложить порошок из чемодана певицы самому Графу Нефту? Но ему не поверят. Нужна подстава. Лиана бы точно смогла. Есть у нее дар оставаться неуязвимой, такой дар бывает у хороших агентов спецслужб.

Вот оно! Порошок надо предложить смотрителю! Лиана могла бы ему передать порошок! Но как быть с Пашей? Он Лиану от себя не отпустит. Пашу надо послать с Юрой на лодке, пусть еще берег просмотрят. С Аллой надо будет поговорить, а Лиану послать к смотрителю. Илья Львович решил осуществлять задуманное.

Еще у него была мысль в голове: кто бы мог вывести из пансионата певицу, да так, что она шла и молчала? И дежурная ее не видела. Илья Львович решил обойти пятый корпус. У окон певицы Виктории Львовны остались следы четырех ножек от стула. А он увидел, что окна закрыты изнутри, и не подумал обойти здание! Вот она разгадка! Или часть разгадки. Так значит, здесь действовало не менее трех человек вместе с певицей Викторией Львовной! Один человек вылез с певицей через окно или ждал ее у окна, он же донес ее вещи до лодки, а второй человек закрыл окно, все поставил на место, убрал и закрыл комнату. Все просто. Или так кажется, что просто.

Остался один вопрос: кто такая певица Виктория Львовна? Она поставщик Графа Нефта или пленница? Это две большие разницы. Илья Львович хлопнул себя по голове ладонью и пошел опять за пятый корпус. Следы под окном сильно напоминали следы Паши. След большой. Паша с Юрой одного роста, но размер ногу них разный — это Илья Львович замечал исподволь. Мог ли Паша донести багаж до лодки на руках? Запросто. Юра мог закрыть окно и комнату? Мог. Спали эту ночь они не с девчонками, это он знал хорошо. Еще он знал от Лианы, что Паша ее ударил о песок, когда добивался ее любви. А Юра у Аллы был второй после Графа Нефта! Это он тоже знал.

Не знал он, кто был у Аллы после этих двух. Она молчала — или никого не было, а был все тот же Граф Нефт. Не знала этого и Лиана, а то бы ему точно все выложила. Значит, Алла Лиане не доверяет. Интересно?! А еще, по слухам, они все пятеро хорошо пели, зря он не пошел на первую репетицию. И все по таксе. Но кто кому в этой истории платит? Так думал Илья Львович. Но думал не он один.

Певица Виктория Львовна, посмотрев в зал столовой, определила, что почти все зрители пансионата ее видели и слышали, значит, она свою жизнь в пансионате отработала. Больше всего она хотела оставить своих музыкантов и сбежать на неделю, а их бы из пансионата никто не выгнал, поскольку все отработано. То, что под вторым дном чемодана у нее лежал пакет с порошком, она не догадывалась. Но о порошке знал музыкант-директор, это он ей подсунул порошок.