– Тише ты! – шикнул на него я. – Все уже закончилось! Мы победили.

– Понял, босс! – прошептал Прив. И начал оглядываться вокруг. – А где Елена? Ее убили?

Голос Прива дрогнул на последнем вопросе.

– Плачет.

– Елена плачет? – озабоченно, но одновременно и радостно, воскликнул Прив. – Почему?

– Над моим трупом плачет, – ответил я.

– Э? – Прив уставил на меня свои огромные глаза-блюдца, полные недоумения.

– Она еще не видела меня после того, как меня убили. Забыла, что я бессмертный. Да и не удивительно, на самом деле. Столько на нее в последние дни навалилось. Вчера ее команда погибла практически на ее глазах. Сегодня, опять на ее глазах, меня убили. А она-то не боец совсем. Она смерти в боях толком и не видела еще. Как убивают чужих, это она знает. А к смерти своих еще не привыкла, если к этому вообще можно привыкнуть. Вот и обезумела от горя.

– Босс! Что же мы тут стоим тогда? Что ты тут стоишь? Нам надо скорее идти к ней. Тебе надо!

Я покачал головой.

– Нет. К ней пойдешь ты один. Если она меня сейчас увидит, то точно не переживет этого. Свихнется! А ты ее подготовишь. Напомнишь, что я бессмертный. Ну, а я появлюсь чуть позже.

– Понял, босс! Уже лечу! Это она ревет?

– Она. Давай, Прив. И поласковее там с нею. Понежнее, что ли.

Вслед за Привом я подкрался к тропинке и спрятался за придорожными кустами. Слушал неуклюжие и порой нелепые попытки Прива успокоить девушку и все порывался выскочить к ней и самому начать ее утешать. Худо-бедно, но основную мысль Приву наконец-то удалось донести до Елены. Она, размазывая по щекам слезы, стала озираться по сторонам.

– Что же он не идет, если бессмертный? Где же он? Что же так долго? – забросала девушка вопросами Прива.

– Сейчас придет, – уверенно отвечал Прив. – Они же не сразу возрождаются и не где угодно. Для этого специальные места есть. Может, такое ближайшее место слишком далеко отсюда и ему надо время, чтобы до нас добраться. Подождем еще немного, я чувствую, он уже недалеко. Скоро будет здесь.

Прив болтал без остановки, неся всякую ерунду. Подождав еще пару минут и понаблюдав, как растерянность на лице девушки сменяется надеждой, а потом и раздражением от столь долгого моего отсутствия, я сначала отполз на десяток метров назад, а потом, специально создавая побольше шума, двинулся к тропинке.

Не успел я выйти на тропинку, как на меня набросился вихрь. Меня облапили, обхватили руками за шею, повисли на мне, и все это сопровождалось радостным визгом. Минут пять я пытался угомонить Елену, прежде чем она более-менее успокоилась и, посмотрев мне в глаза, возмущенно спросила:

– Где же ты так долго пропадал? Почему ты так долго не возвращался?

Я пожал плечами:

– Почему долго? И полчаса не прошло с того момента, как… – я кивнул на лежавшее посредине тропинки тело. – Надо, кстати, обыскать его, свои вещички и деньги забрать. Хоть что-то вернуть. А то поиздержался я за эти полчаса.

А она только облегченно вздохнула, положила голову мне на грудь и тихо повторила:

– Что же ты так долго не возвращался?

А я стоял, хлопал глазами и не знал, что ответить. Рядом, так же молча, колыхался не менее удивленный Прив.

Вопреки моим ожиданиям, спорить со мной и рваться в пещеру за своими нетопырями и их крыльями Елена не стала. Услышала мои объяснения о моем нынешнем состоянии и неспособности к сражениям и покорно склонила голову. А предложение Прива провести все это время где-нибудь в тихом и спокойном, а главное, безопасном месте, она, как мне показалось, вообще встретила с плохо скрываемой радостью.

– Бренив! Предлагаю провести это время в Брениве, – поняв, что его предложение пришлось по душе Елене, высунулся с инициативой Прив. – Тихо, тепло, красиво! И море рядом. Пальмы!

– Хм, – с сомнением произнес я. Я прекрасно помнил, что там, как раз перед самым нашим уходом с местного пляжа, нос к носу столкнулись непримиримые противники, лидеры кланов, давно и с упоением враждующих. – Вряд ли после того, как мы оттуда поспешно сбежали, там все осталось таким же спокойным и красивым, как и раньше.

– А может никуда не пойдем? – не смело предложила Елена. – Подождем здесь, недалеко от пещеры. Посидим в этом уютном лесу, а Эвери нам сказки своего мира расскажет.

– Предложение хорошее, – сказал я, – но в моем нынешнем состоянии любой монстр слишком опасен, чтобы я мог спокойно сидеть в лесу. Да и тот маг, что напал на нас, тоже. Я его временно нейтрализовал, но как долго это продлится, не знаю. Однако дело даже не в этом.

Я задумался. Тысяча крыльев нетопыря – это приличное количество. И за те три дня, что остались для выполнения этого задания, не факт, что мы успеем столько набить. Если не успеем, придется докупать на аукционе. Надеюсь, Елена в этом случае не будет сильно против. Хотя кто знает? Я перевел взгляд на нее.

Она стояла, опустив руки и скрестив их на животе, и доверчиво смотрела на меня. Угу. Как же! Вся такая тихая и послушная! А то я не вижу в ее глазах твердость и упрямство. Кое в чем она, конечно, может и уступить, но и против своих основных принципов никогда не пойдет. Придется вместо отдыха под пальмами на побережье лезть в подземелье.

– Делаем так, – решил я. – Сейчас идем к пещере, до нее, судя по карте, идти всего минут двадцать, даже меньше. Я ставлю там маячок, и мы телепортируемся в Вавилон. Закупаем свитки и эликсиры посерьезнее и помощнее, чем есть сейчас у меня. Я все это дело применяю и принимаю, чтобы более-менее нейтрализовать дебафы. Потом прыгаем обратно к пещере, спускаемся в нее и начинаем бить нетопырей. И пока не набьем нужное количество, ни на что не отвлекаемся. Чувствую, друзья, что нам все эти три дня в пещере придется провести, лишь изредка выглядывая на поверхность.

– А как же кукольный театр? – задал вопрос Прив. – У нас же завтра вечером спектакль!

– Что за кукольный театр? Какой спектакль? – живо состроила любопытную мордочку Елена.

Я махнул рукой.

– Вперед! К пещере! Не будем терять время. По дороге расскажу.

Глава 2

– Сколько?

Елена, аккуратно складывавшая крылья нетопырей в свою походную сумку, закрыла ее и посмотрела на меня.

– Сорок три за последний поход. Всего сто девятнадцать.

Я вздохнул. Поднял голову и посмотрел на усеянное звездами небо. Время было далеко за полночь. Можно и всю ночь посвятить истреблению нетопырей, и весь следующий день, и опять ночь, и еще один день, но толку от этого будет мало. Даже если все оставшиеся двое суток проведем на ногах, без отдыха.

– Не успеваем, – сказал я.

Елена молча кивнула головой. Прив тоже изобразил тяжкий вздох. Будь здесь полная пятерка Антоннионика, крылья падали бы в пять раз чаще. Тогда проблемы с выполнением задания не было бы.

Три спуска в пещеру с полной ее зачисткой, включая и босса подземелья на самом нижнем, пятом уровне, и всего сто девятнадцать крыльев. По сорок крыльев за поход. В среднем. Выпадал и другой дроп, мелочь всякая, я его не считал и не подбирал. Прив поначалу над каждой пропущенной шмоткой стенал, а потом тоже ограничился только собиранием денег и перекидыванием их мне в рюкзак.

Спуск в пещеру – раз в три часа. Восемь раз в сутки. По сорок, пусть по сорок пять крыльев за каждый спуск. За оставшиеся двое суток получается около шести с половиной сотен.

– Не успеваем, – мрачно повторил я.

– Зато сколько уровней новых взяли! – воскликнула Елена.

Это что? Это она пытается утешить меня? Это мне, что ли, нужны эти крылья? Это у меня, что ли, задание от Храма Порядка на их добычу?

– Уровни – это да. Уровни – это великолепно, – хмуро ответил я и открыл окно своего персонажа.

Двадцать девятый уровень. Неплохо. Пять уровней прибавил. Совсем неплохо для одного дня. Почти по два уровня за каждый поход брал. Ну, еще бы! Во-первых, сколько нетопырей я убил – не сосчитать. Не меньше двух тысяч за одну полную зачистку пещеры. А во-вторых, с точки зрения количества получаемого опыта соотношение моего уровня и уровня убиваемых мною монстров оказалось наиболее выгодным. Будь уровень монстров чуть выше, и система начала бы урезать получаемый за их убийство дополнительный опыт, а будь их уровень чуть ниже, бонус, начисляемый за убийство монстров более высокого уровня, вообще бы не начислялся. А так, убивая нетопырей пятидесятого уровня, я получал максимально возможное количество опыта. Но вот на дропе это сказывалось самым печальным образом – он оказался крайне скудным. Баланс, так его растак! Или много опыта, или много дропа.