Жанры книг

Последние комментарии

  • Кто сильней - боксёр или самбист?

    Я автор книги «Кто сильней – боксер или самбист», которая появилась на Вашем сайте без моего согласия. Считаю, что нарушены мои авторские права и прошу заблокировать книгу.
  • Точка невозврата. Могила мечты (СИ)

    Книга неожиданная. Главный герой одновременно положительный и отрицательный персонаж. Идет борьба с самим собой. Читается легко и интересно.В конце задумываешься над идей книги.
  • Точка невозврата. Могила мечты (СИ)

    Эта книга, как отличный фильм. Читая её ты погружаешься в интересный мир и не замечаешь, как время летит)

    Мне понравились герои, они настоящие им веришь. Сюжет вдохновляет, любопытно, что будет дальше.

Советская классическая проза. Страница 1

Сортировать как: по популярности

На далеких рубежах - Гребенюк Иван
На далеких рубежах
В книге «На далеких рубежах» И. Гребенюк показывает будни советских летчиков-истребителей, их повседневный героизм в освоении боевой техники, стойкость и мужество при защите воздушных рубежей нашей Отчизны. Читателям особенно полюбится летчик Телюков, жизнь которого полна приключений и неожиданностей. Он верен своему долгу перед Родиной и, ни минуты не колеблясь, готов отдать за нее жизнь. Он верен любви к Нине. Встретив эту девушку при очень тяжелых для нее обстоятельствах, он полюбил ее горячо, пылко, на всю жизнь…
Ветер рвет паутину - Герчик Михаил Наумович
Ветер рвет паутину
Гори, гори, моя звезда... - Фрид Валерий Семенович
Гори, гори, моя звезда...
Взять живым! (сборник) - Карпов Владимир Васильевич
Взять живым! (сборник)
Книга известного писателя-фронтовика Владимира Васильевича Карпова (1922–2010) представляет собой сборник историй о суровых буднях фронтового разведчика Василия Ромашкина. Некоторые события в них выглядят совершенно невероятными, однако, по утверждению автора, все они – подлинные! В настоящее издание включены наиболее увлекательные и захватывающие эпизоды разведывательных заданий Ромашкина и его товарищей.
Вечный зов. Том I - Иванов Анатолий Степанович
Вечный зов. Том I
Широки и привольны сибирские просторы, под стать им души людей, да и характеры их крепки и безудержны. Уж если они любят, то страстно и глубоко, если ненавидят, то до последнего вздоха. А жизнь постоянно требует от героев «Вечного зова» выбора между любовью и ненавистью…
Северное сияние - Марич Мария
Северное сияние
Роман Марии Марич "Северное сияние" - энциклопедическая эпопея о декабристах и их женах.  Исторический роман Марии Марич «Северное сияние» охватывает важнейший исторический период в жизни России — начало XIX века. Война с Наполеоном, декабристское движение, казни и ссылки, смерть Грибоедова и Пушкина — все эти события легли тяжелым бременем на прогрессивное российское общество.  
Белые цветы - Абсалямов Абдурахман Сафиевич
Белые цветы
Герои романа — деятели медицины, ученые и рядовые врачи. В центре внимания автора — любовь Гульшагиды и Мансура, любовь необычная, но прекрасная и торжествующая.
Сибиряк - Астафьев Виктор Петрович
Сибиряк
Таврия - Гончар Олесь
Таврия
Вдова Нюра - Личутин Владимир Владимирович
Вдова Нюра
Владимир Личутин – один из интересных и своеобразных писателей «поколения сорокалетних», знаток и певец русской северной деревни, стойкого, мужественного характера коренного поморского народа. В книгу вошли повести «Вдова Нюра» и «Крылатая Серафима», принесшие писателю широкую известность в семидесятые годы, а также роман «Любостай», написанный во второй половине восьмидесятых, – о судьбе русского интеллигента, напряженно ищущего ответ на непростые вопросы времени
На росстанях - Колас Якуб Михайлович
На росстанях
Действие широко известного романа народного поэта БССР Якуба Коласа "Ha росстанях" развертывается в период революционного подъема 1905 г. и наступившей затем столыпинской реакции. В центре внимания автора — жизнь белорусской интеллигенции, процесс ее формирования. Роман написан с глубоким знанием народной жизни и психологии людей.
Котлован - Платонов Андрей Платонович
Котлован
Андрей Платонов был подлинным сыном революции, принял ее сразу и без малейшего сомнения. Он тогда занимал всем сразу: мелиорацией, электротехникой, партийной работой. И писал, смущаясь - потому что страсть к слову не умерла с приходом революции, - он ведь не был уверен, что искусство должно исчезнуть, его обязан сменить «сущий энтузиазм жизни». Он монашески ограничивал себя, стыдясь любви к слову, как греха. И от этого его слово становилось особенно цельным, плотным, вещественным, фраза казалась тяжелой и неповоротливой, как будто мысль еще только рождается, «примеривается» к действительности. Произведения Андрея Платонова не были оценены по достоинству при жизни писателя: они повергались идеологической критике, большая часть была издана только после его смерти.